GEA в России
+7(495) 787-20-20
Перезвоните мне
Gea Refrigeration RUS

Немецкое «сердце» оживает в русских руках

«Российская газета»
27 апреля № 90 (6958) 2016

В этот машиностроительный концерн с мировым именем попасть непросто — каждый специалист уникален. Здесь ценят своих сотрудников, в прошлом году даже ввели новый вид страхования для всех сотрудников — от «критических болезней»

 

Компания ГЕА стала первым предприятием иностранного концерна, специализирующимся на производстве холодильного и газодожимного компрессорного оборудования, открывшим сборку в России. Почему в компании так мало иностранцев; чем приглянулся подмосковный Климовск, выбранный в качестве места локации производства; какие кадры нужны ГЕА? На эти и другие вопросы отвечает президент группы компаний Оливер Ческотти.

Господин Ческотти, сколько сегодня на вашем предприятии работает иностранцев?

Оливер Ческотти: Во всех подразделениях компании ГЕА в России работают примерно 350 человек, из которых больше 120 — в cервисе. Итого у нас больше 200 инженеров. Кстати, в нашей компании трудятся около 100 женщин. А иностранных сотрудников всего четыре человека, включая меня. У нас сложилась очень интересная, уникальная обстановка, мы действительно полностью локализованная дочерняя компания международного концерна.

Причем все наши инженерные решения исключительно российские, но в случае необходимости мы обращаемся за технической поддержкой к материнской компании, если потребуется международный опыт нашего машино-строительного концерна. И если возникнет надобность, можем попросить наших друзей-коллег на всех континентах, чтобы привезти сюда технологии, адаптировать их к новым условиям и предложить их нашим клиентам.

Импортозамещению в вашей компании уделяется очень много внимания, для вас это не просто ультрамодное словечко. Каким практическим опытом вы можете поделиться с другими компаниями, имеющими локализацию в России?

Оливер Ческотти: Действительно, для нас это далеко не пустой звук, наоборот, в сложившихся непростых политических и экономических условиях, в которых все сейчас работают, уверены, что необходимо активнее проводить локализацию на российском рынке. Если раньше мы делали только первые шаги на пути к импортозамещению, то уже в прошлом году текущая обстановка толкнула нас на более решительные действия. Многие наши планы удалось полностью реализовать в 2015 году на нашей новой сборочной площадке. Теперь мы производим широкий ряд востребованных товаров для России, которые раньше мы только импортировали. Мы, кстати, уже много лет производим оборудование для животноводческих хозяйств в Коломне и моющие средства для промывки оборудования, а также гигиенические средства для коров в Воронеже.

Эти товары не имеет смысла производить за рубежом. Таким образом, мы давно набрали принципиальный опыт производства в российских условиях.

А самое главное наше недавнее достижение — открытие собственной производственной площадки для тяжелого оборудования в подмосковном Климовске, которая сегодня занимает 2,5 тысячи квадратных метров. В ближайших планах хотим расширить имеющиеся площади еще на полторы тысячи квадратных метров. Здесь мы непосредственно занимаемся сборкой холодильных и газодожимных компрессорных агрегатов. Мы также уже собираем первые пастеризаторы для молочной и пивоваренной промышленности из нержавеющей стали, электрощиты для любых наших установок. В скором времени будем производить первые модульные установки на базе сепараторов и декантеров. В этом году начнем также сборку двух промышленных теплонасосов. Считаю, что это очень большой шаг для нашей компании в деле импортозамещения.

Можно сразу уточнить: а почему местом базирования для новой производственной площадки был выбран именно Климовск? Чем вас привлекли местные условия?

Оливер Ческотти: Ничего особенного. Сыграли решающую роль, прежде всего транспортная доступность, близость к аэропорту, хорошие подъездные пути. Так, мы случайно нашли именно в Климовске подходящую площадку, которая нас сегодня устраивает. Большим плюсом для нас является также близость Подольска, где достаточно развитая промышленная инфраструктура, хорошая логистика.

Планируете расширять географию своего присутствия в России?

Оливер Ческотти: Во многом это зависит от того, как поведет себя рынок. Ведь мы ориентированы на потребности и запросы российской экономики. Правильность выбранной стратегии подтверждается тем, что за последние годы мы сильно росли и даже в кризисных условиях сохранили производственные показатели, не сократили персонал. Сегодня наша компания в России транспортирует свою продукцию по всей стране — от западной границы до Сибири и дальше до Владивостока. Поэтому не исключаю, что через два — четыре года откроем свое подразделение где-нибудь в Тюмени или Сургуте, если поймем, что там есть постоянный спрос на нашу продукцию.

А какую долю вы сегодня занимаете на рынке холодильного оборудования?

Оливер Ческотти: Если вы имеете в виду промышленный холод — то в этой нише наша доля составляет больше 20 процентов, почти четверть всего рынка.

Какими российскими проектами лично вы гордитесь?

Оливер Ческотти: Мы являемся лидерами на рынке холодильного промышленного оборудования, много лет занимаемся этим. Но и в совершенно других сегментах мы занимаем очень серьезную долю рынка.

Очень развито автоматизированное доильное оборудование нашего сельскохозяйственного подразделения. Мы успешно развиваем технологии не только в пищевой, но и в нефтегазовой промышленности. Наши подразделения представлены и в области процессного оборудования для молочной промышленности. Мы строим пивзаводы «под ключ». Диапазон продуктов и инженерных решений действительно большой.

На мой взгляд, среди множества проектов компании есть просто уникальные. К примеру, вся санно-бобслейная трасса в олимпийском Сочи — наших рук дело. Это была колоссально интересная и сложная работа. Также оснастили холодильным оборудованием два больших предприятия «Мираторг»: птицефабрику и производство по переработке крупного рогатого скота в Брянской области. Мы четыре года назад закончили строительство трех градирен Няганской ГРЭС. В прошлом году мы поставляли 8 дожимных компрессорных станций, произведенных в Климовске, для перекачки низконапорных газов на месторождения в Ямало-Ненецком округе. Сейчас как раз там идут пусконаладочные работы. Кстати, четыре из восьми агрегатов уже работают, рассчитываю, что в ближайшие два месяца будут запущены и остальные.

Усилиями ГЕА построены молочные заводы для «Данон» и «Юнилевер». Наше оборудование уже стало своеобразным стандартом в России. У нас много реально выдающихся объектов, которыми мы очень гордимся. Но главная наша гордость заключается не в сданных объектах, а в российских инженерных решениях наших российских инженеров. Наши специалисты с учетом местных условий создали поистине уникальные инженерные решения с очень низким количеством рекламаций (заявленная претензия на возврат товара, денег или обмен. — Ред.).

Где вы берете кадры для своих уникальных проектов? И насколько они соответствуют вашим требованиям?

Оливер Ческотти: На самом деле мы этому вопросу уделяем недостаточно внимания. Сегодня на наших производственных и монтажных площадках работают специалисты, которые окончили российские вузы. Но я считаю, что нам нужно интенсивнее заниматься подготовкой специалистов, учитывая специфику нашего производства. Сегодня найти уникальных, штучных специалистов — очень непростая задача.

Вы предлагаете заказчикам компрессорное оборудование со степенью локализации более 40 процентов. Но вы по-прежнему завозите из Германии свои компрессоры. Какие комплектующие российского производства вы используете?

Оливер Ческотти: Компрессоры — это сердце холодильных и газодожимных установок, аналогов на российском рынке не существует. Нас часто спрашивают: а нельзя ли производить эти компрессоры в России. Рынок сбыта этих компрессоров, необходимых в России, не оправдывает их производство здесь. Если этот продукт, произведенный в России, был бы рассчитан на экспорт, оценка экономической целесообразности, может быть, была иной.

Помимо непосредственно компрессоров необходимы еще тысячи деталей и компонентов, и здесь многое зависит от пожеланий наших клиентов. В условиях девальвации рубля иногда действительно разумнее идти по пути локализации производства отдельных деталей. Но не всегда. Часть оборудования, как, например, теплообменники, сепараторы, мы закупаем за границей.

На самом деле было бы идеальным решением найти надежного, качественного поставщика здесь, в России. Но на проверку его благонадежности, увы, уходит очень много времени. До сих пор мы имели не всегда положительный опыт сотрудничества с такими компаниями, когда поставщики нередко нас подводили. Наши субподрядчики не выполняли договоренностей ни по качеству производимых изделий, ни по срокам. И мы понимали, насколько сложно получить полный контроль над всем процессом. На мой взгляд, для таких компаний, как у нас, которые стремятся к максимальной локализации своего производственного процесса, это самый большой вызов в рамках политики импортозамещения.

Сейчас мы очень жестко контролируем своих поставщиков и пытаемся выстроить долгосрочные отношения. К сожалению, в России мы часто интересны только тогда, когда размещаем большие объемы заказа. Это свидетельствует о том, что в России компании еще не перестроились на работу с перспективными заказчиками, не понимают, что нужно начинать зарабатывать, начиная с малого, предоставляя конкурентное качество. Почему бы им не расти вместе с клиентом-партнером. Ведь мы тоже постепенно растем, и, может быть, через пять лет сможем размещать очень серьезные заказы. Нам не интересны разовые поставки, мы делаем ставку на долгосрочные отношения.

Что для вас является определяющим в выборе надежного поставщика?

Оливер Ческотти: Что точно не играет роли, так это всевозможные сертификаты компании-поставщика, которые не отражают реального положения вещей. Для нас важна репутация компании, ее положительная производственная и налоговая история. Если на предприятии на низком уровне условия охраны труда — для нас это тоже показательно.

Кроме того, обращаем внимание на культуру производства, систему качества и инновационные разработки. Ведь сегодня важнейшим конкурентным преимуществом является скорость. Нужно быть точнее, быстрее за меньшие деньги.

Справка

ГЕА (GEA — Global Engineering Alliance) — один из крупнейших производителей системных решений для производства продуктов питания с широким спектром обрабатывающих отраслей промышленности. Также ГЕА разрабатывает решения и производит оборудование для химической, нефтегазовой, энергетической и других областей промышленности. Более 70 процентов оборота концерна приходится на растущие в долгосрочной перспективе отрасли продуктов питания. GEA относится к лидерам рынка и технологий в своих сферах деятельности. Акции компании котируются на немецкой фондовой бирже MDAX (G1A, WKN 660 200). Акция GEA является частью индекса MSCI Global Sustainability.

Источник: cdnimg.rg.ru

Контакты
Москва:
ул. Семеновский вал, 6А
Тел.: +7 (495) 787-20-20
Email: Sales.russia@gea.com